.
Задать
вопрос

История реставрации Нижегородского кремля в ХХ веке

Город - История - Архитектура - История реставрации кремля в ХХ веке

Ушло в далекое прошлое первоначальное назначение кремля как оборонительного сооружения, но сохранилось другое - быть украшением нашего города на века. Нижегородцы любят свой кремль. Его сравнивают с каменным ожерельем, наброшенным на живописные прибрежные холмы Дятловых гор. Отсюда открываются бескрайние заволжские дали и речные просторы.

Эту красоту и вернул к новой жизни известный в нашем городе и в стране зодчий-реставратор С.Л. Агафонов.

Агафонов разработал четкий стратегический план. Вся стройка была подчинена ему. Все заботы о строителях и о реставрации он взвалил на свои плечи. Ему приходилось организовывать работу, добывать строительные материалы, мерить, самому с лопатой в руках вести раскопки. Засучив рукава, он вместе с рабочими носил кирпичи, землю. Святослав Леонидович мог ответить на любой вопрос, мог объяснить, рассказать, показать. Он был душой и мозгом стройки. Он, можно сказать, жил в кремле, а кремль уже жил в нем самом.

Реставрационные работы были начаты с Ивановской башни. Она всегда занимала наиболее ответственное положение в системе обороны, ее объемное построение и планировка отличались от остальных башен кремля. В 1531 году в башне произошел взрыв пороха, повлекший большие разрушения. Ремонт кремля, проведенный в конце XVII века при наместнике фон Ребиндере, варварски исказил облик древнего сооружения. Затем, в XIX веке, башня была приспособлена для нужд Нижегородской губернской ученой архивной комиссии, тогда и были замурованы или заложены многие камеры. В 1934 году при приспособлении первого яруса башни под склад химикатов было установлено бетонное перекрытие. В 1946 году рухнули своды помещений, завалив проезд через башню. Столь тяжелое аварийное состояние Ивановской башни стало причиной того, что восстановление кремля началось именно с нее.

Сначала были проведены работы по укреплению каменных конструкций, реставрирован свод над главным проездом. Работы велись с чрезвычайной осторожностью, так как они были связаны с опасностью дальнейшего обрушения части стены.

Реставрация кремля была разбита на три очереди. Первая осуществлялась до 1956 года. Тогда были выполнены значительные работы по стенам от Белой башни до Часовой , восстановлены верхние ярусы Белой , Часовой , Северной , Тайницкой башен, стоявших без кровли. В декабре 1958 года вышло распоряжение Совета Министров РСФСР об организации Горьковского историко-архитектурного музея-заповедника, основным ядром которого стал Нижегородский кремль. Это способствовало активизации работ и продолжению второго этапа, завершившегося к 1961 году, когда С.Л. Агафоновым был в целом завершен эскизный проект реставрации кремля. Третий этап охватывает период с начала 1960-х до начала 1970-х годов.

К 1966 году закончены реставрационные работы на пряслах от Северной до Коромыссловой и Никольской башен. В первоначальном виде были восстановлены все сохранившиеся на этом участке башни и прясла стен. При их восстановлении практикой проверялись данные, полученные в процессе исследований.

Жизнь каждый раз ставила перед С.Л. Агафоновым все новые и новые задачи, которые приходилось решать тут же, на месте. Но они и научили его подлинному мастерству.

В 1963-1969 годах шли работы по планировке северного склона. Проект инженерной защиты был разработан московским институтом Гипрокоммунстрой, но составление технического проекта и рабочих чертежей продолжалось параллельно со строительными работами до 1968 года. Наибольшее разрушение стен наблюдалось по береговому склону р. Волги. Многочисленные оползни вели к деформациям и разрушениям. В разные исторические периоды такое положение пытались исправить устройством контрфорсов, многочисленными ремонтами. Сооружения кремля до сих пор существуют в сложных условиях, так как на откосах грунты находятся в пластичном состоянии и медленно смещаются в сторону Волги. Разрушения стены между Георгиевской и Белой башнями начались с момента ее сооружения. Оползни и сточные поверхностные и грунтовые воды уничтожили 250 м кремлевских стен и две башни - Борисоглебскую и Зачатскую . Отсутствие на берегу Волги значительного участка крепости с двумя башнями отрицательно сказывалось на цельности архитектурного ансамбля. Был нарушен замкнутый контур кремлевских стен. Святослав Леонидович выполнил проект реставрации этого участка кремля, предусматривавший воссоздание обеих башен. Затем в 1969 году был разработан рабочий проект Борисоглебской башни (совместно с инженером-конструктором Н.П. Колпашниковым), и уже в 1974 году она была полностью восстановлена на прежнем месте. При этом подлинные ее остатки, несколько смещенные оползнем, законсервировали.

История проездной Зачатской башни оказалась значительно сложнее. О плохом состоянии стены около нее упоминалось уже в Писцовой книге 1621-1622 годов. Опись 1765 года указывала на катастрофическое состояние башни: в конце XVII - первой половине XVIII вв. ее массив был смещен оползнем на 4,5 мв сторону реки. Участок этот неоднократно ремонтировался. В первой половине XIX века была предпринята попытка восстановления стены. Остатки древней башни наглухо закрыли новой кладкой, сделав здесь "сход к Живоносному источнику".

Только в 1961 году, когда обрушилась часть поздних наслоений, стало ясно, что под ними действительно сохранились фрагменты старой кладки. К 1980 году они были расчищены полностью и затем подробно обмерены. В 1985 году была выполнена графическая реконструкция облика Зачатской башни (архитектор И.С. Агафонова, научный руководитель С.Л. Агафонов). При этом в ходе детального изучения всех данных С.Л. Агафонов высказал предположение, что первоначально ворота, обращенные внутрь кремля, и наружные были устроены во взаимно перпендикулярных стенах, выход наружу был обращен в сторону Ивановской башни. Но уже в XVII в. Зачатская башня приняла вид, подобный остальным квадратным башням. Теперь наружные ворота были расположены по одной оси с внутренними. Это могло произойти примерно в 1620-е годы, когда велся крупный ремонт под руководством боярина Б. Лыкова. Тогда заново была переложена Борисоглебская башня, укреплены верхние ярусы Белой башни. В процессе исследования С.Л. Агафонов высказал еще одно новое предположение относительно роли в строительстве Нижегородского кремля известного в России зодчего итальянского происхождения Петра Фрязина. Святослав Леонидович убедительно доказывает, что Петр Фрязин (Пьетро Франческо), работавший здесь в 1508-1509 годах, принимал участие в руководстве строительными работами нижней части кремля, то есть в возведении Борисоглебской, Зачатской и Белой башен, в то время как нагорная часть крепости уже была построена. Новый мастер вполне мог внести элементы западной архитектуры. И возможно, не случайно на гравюре А. Олеария, выполненной по рисунку с натуры во время гольштинской экспедиции 1636 года, на этих стенах видны машикули, характерные для итальянского средневекового зодчества. Этот исторический факт нашел отражение в одном из рисунков С.Л. Агафонова. На нем изображены каменных дел мастера, строители Нижегородского кремля, которые окружили Петра Фрязина и внимательно прислушиваются к его советам.

Чтобы соблюсти максимальную достоверность при восстановлении облика каменной Нижегородской крепости, Святославу Леонидовичу Агафонову пришлось детально изучить не только ее подлинные, расчищенные от наслоений части, но и аналогичные по времени или структуре и назначению сооружения и их детали, системы фортификации рубежа XV-XVI веков, оружие того периода. На основании этого он впервые выполнил подробную реконструкцию организации обороны нашего кремля, наглядно изобразил на чертежах принципы устройства подъемных мостов, опускных решеток - герс, воротных камер в проездных башнях, боевых печур с бойницами и каналами для отвода пороховых газов. Теперь, к примеру, устройство подъемного моста на любой из воротных башен (при достаточном финансировании, разумеется) - лишь дело техники.

Главной в обороне на нагорном участке кремля была Дмитровская башня. Это квадратная в плане, воротная башня, которая, как следует из летописи, имела ярусное построение и завершалась такой же надстройкой, что и Ивановская . Верхняя надстройка и всходная лестница на стену были разобраны еще при ремонте 1785 года. В 1956 году в ходе реставрации были обнаружены остатки древних белокаменных ступеней и фрагменты кирпичного свода над ними. При засыпке рвов перед Дмитровской башней высота ее стен понизилась почти на шесть метров.

При реконструкции башни в 1895 году московский архитектор Н.В. Султанов, как отмечает в своей книге "Нижегородский кремль" С.Л. Агафонов, "создал эффектную композицию, но по образу совершенно чуждую строгому характеру Нижегородского кремля. Это впечатление еще более усиливается оттого, что стеклянный фонарь, по проекту скрытый за зубцами, при выполнении в натуре оказался значительно выше их и, заняв главное место, вступил в полное противоречие с формами и логикой оборонной архитектуры".

Святослав Леонидович выполнил графическую реконструкцию первоначального вида Дмитровской башни до разрушения в XVIII веке каменного моста и отводной башни перед ним, усиливавших защиту Дмитровских ворот.

Святослав Леонидович установил, что устройство подъемного моста сохранилось почти без изменений в Георгиевской башне. Он выполнил графическую реконструкцию системы защиты наружных ворот Георгиевской башни.

На архивных фотографиях мы видим, что представляла собой нижегородская крепость до реставрации. Особенно поражают фотоизображения руин Часовой башни, зафиксировавшие ее состояние до реставрации. Проект реставрации Часовой , главной сторожевой башни, был выполнен в 1954 году и осуществлен в 1955-1958 годах.

Восстановление этой башни в связи с большими ее разрушениями представляло большую сложность. Особенностью этой башни, отличающей ее от остальных, является наличие надстройки в виде часовой избы, представляющей собой пятигранный сруб. Его высота определялась габаритами древнего часового механизма. Упоминание о часах на Часовой башне имеется в описи 1622 года. Часовые механизмы в те времена были большой редкостью. Башенные часы обслуживались специальным "часовником", изба которого стояла у подножия башни. Циферблат этих часов был, как и на колокольне Рождественской (Строгановской) церкви, разделен на 17 частей по числу часов наиболее продолжительного летнего дня. Вышка наверху башни не только обеспечивала наблюдение за рекой и окружением кремля, но и предназначалась для размещения колоколов, о чем известно из описи 1703 года (ЦГАДА, ф.141, д. 80, л.10). Реставрация Коромысловой башни была выполнена в течение 1962 года. В этой башне хорошо сохранились остатки древней белокаменной кладки. Для Нижегородского кремля характерно одновременное применение камня и кирпича. Начиная от Коромысловой башни, стоящей на крутом склоне оврага, по которому текла речка Почайна, нарушается чередование квадратных и круглых башен. Здесь, поскольку имелась естественная преграда, не было необходимости делать квадратные воротные башни. Поэтому и Коромыслова , и Тайницкая , и Северная башни круглые. Они меньше по объемам и толщине стен, чем круглые башни Кладовая и Пороховая , расположенные на прямых пряслах стен между крупными квадратными башнями. Это обусловлено особенностями оборонительной системы кремля, которая соответствовала передовым принципам фортификации XVI века.

Нельзя не отметить еще один важный момент, касающийся научно-исторической стороны реставрации кремля. На протяжении всего периода 1949-1969 годов, когда С.Л. Агафонов вплотную занимался этой работой, он вел подробную летопись реставрации. В ней нашли отражения все изменения, происходившие в ходе производства работ с каждой из башен, с каждым пряслом, отмечены виды и результаты исследований. Летопись эта приводится в книге в приложении [2].

Под непосредственным руководством С.Л. Агафонова из аварийного состояния были выведены 12 крепостных башен и около 2000 погонных метров кремлевских стен. Научные и практические результаты реставрации кремля были обобщены им в диссертации на тему: "Исследование и реставрация Нижегородского кремля", блестяще защищенной в 1971 году. Богатейший опыт С.Л. Агафонова, приобретенный в процессе восстановления Нижегородского кремля, позволил ему в 1964-1969 годах выступить научным консультантом по реставрации крепости Орешек (Шлиссельбург) у истока Невы (автор проекта архитектор В.М. Савков, мастерская № 9 Ленпроекта), а в 1979 году - Староладожской крепости (главный специалист Т.М. Гоголицына, ленинградский институт "Спецпроектреставрация"). Для этого Святослав Леонидович выезжает в ряд проектно-реставрационных организаций вместе с авторами проектов, неоднократно бывает на самих реставрируемых объектах.

Поделиться с друзьями:
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?

Регистрация


Логин:*
Пароль:*
Повтор:*
Эл. почта:*
ФИО:*
Адрес:*
Телефон:
* — обязательные для заполнения поля